РЕШЕНИЕ Верховного Суда РА от 18.06.2001 N 3-21/01 "О ПРИЗНАНИИ НЕПРОТИВОРЕЧАЩИМИ ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ, П. 2 СТ. 64 КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ в РЕДАКЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ЗАКОНА РА N 205 ОТ 12.11.2000, П. 3 СТ. 9, П. 2 Ч. 5 СТ. 34 ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ "О ВЫБОРАХ ДЕПУТАТОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА - ХАСЭ РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ" в РЕДАКЦИИ ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ N 206 ОТ 15.11.2000"

Архив документов



ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ



РЕШЕНИЕ

от 18 июня 2001 г. N 3-21/01



Именем Российской Федерации



Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея в составе:



    председательствующего                           Мезужока Н.Ч.,
    при секретаре                                    Орловой С.Е.,
    с участием  прокурора                             Фатина А.Л.,
    представителя Администрации  Президента
    Республики Адыгея                             Берзеговой Ж.П.,
    гражданина                                      Бурхайло Н.М.,
    его представителя по доверенности             Коноваловой Н.Н.


рассмотрела 18 июня 2001 года в городе Майкопе дело по заявлению гражданина Бурхайло Н.М. о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению п. 2 ст. 64 Конституции Республики Адыгея в редакции п. 2 ст. 1 Конституционного Закона РА N 205 от 12 ноября 2000 года, п. 3 ст. 9, п. 2 ст. 34 Закона Республики Адыгея "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея" в редакции п. 2 и п. 7 ст. 1 Закона Республики Адыгея "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Адыгея "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея" N 206 от 15 ноября 2000 года.

Проверив представленные заявителем документы, возражения Управления Администрации Президента Республики Адыгея и Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея, их доводы в судебном заседании и заключение прокурора Фатина А.Л., судебная коллегия



установила:



гражданин Бурхайло обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, а поэтому недействующими и не подлежащими применению п. 2 ст. 64 Конституции Республики Адыгея в редакции п. 2 ст. 1 Конституционного Закона Республики Адыгея N 205 от 12 ноября 2000 года, п. 3 ст. 9, п. 2 ч. 5 ст. 34 Закона Республики Адыгея в редакции п. 2 и п. 7 ст. 1 Закона Республики Адыгея "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея" N 206 от 15 ноября 2000 года.

В обоснование этого указал, что оспариваемые законы противоречат требованиям п. 3 ст. 19 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и прав на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в редакции от 30.03.1999 N 55-ФЗ.

В судебном заседании Бурхайло Н.М. и его представитель Коновалова Н.Н. в полном объеме поддержали заявленные ими требования.

Представитель Администрации Президента Республики Адыгея Берзегова Ж.П. заявленные требования не признала и просила отказать в их удовлетворении.

Заслушав объяснения участвующих в деле лиц, исследовав представленные документы, судебная коллегия находит заявленные требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Ст. 77 Конституции Российской Федерации предусмотрено установление субъектами Российской Федерации самостоятельно системы своих органов государственной власти. Это Конституционное положение закреплено также в ст. 2 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 06.10.1999 за N 184, предусматривающей, что система законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации устанавливается ими самостоятельно в соответствии с Конституцией (Уставом) субъекта Российской Федерации. Часть 5 ст. 5 указанного закона предоставляет субъекту РФ в соответствии с Конституцией (Уставом) образование двухпалатного законодательного (представительного) органа государственной власти. Реализуя право субъекта РФ самостоятельно устанавливать собственную систему органов государственной власти, Республика Адыгея предусмотрела в своей Конституции создание двухпалатной структуры законодательного (представительного) органа, при которой одна из палат - Совет Представителей состоит из представителей административно - территориальных единиц, а другая палата - Совет Республики, депутаты которой избираются по избирательным округам с примерно равным числом избирателей.

Двухпалатная структура законодательного органа существует в ряде демократических не только зарубежных государств, но и в ряде субъектов РФ, и в своей основе, как показывает мировой и российский опыт, такая структура законодательного органа в своей организации и деятельности призвана отразить разные стороны народного представительства - прямое представительство населения, когда депутаты избираются в одну из палат по избирательным округам с примерно равным числом избирателей, а другая палата состоит из представителей равноправных административно - территориальных образований - единиц. При этом соблюдаются и гарантируются права избирателей, поскольку каждый избиратель наделяется одинаковым числом голосов как при выборах в палату Представителей (три голоса), так и при выборах в Совет Республики (один голос).

Доводы заявителя о том, что оспариваемые нормы противоречат постановлениям Конституционного Суда РФ от 10.06.1998 и 23.03.2000, не состоятельны и не могут быть приняты в данном случае. Во-первых, Конституционный Суд РФ в постановлении от 10 июня 1998 года N 17-П указал, что субъекты РФ вправе создавать двухпалатную структуру законодательного (представительного) органа государственной власти, при которой одна из палат состоит из представителей административно - территориальных единиц или (и) муниципальных образований. При этом полномочия палат должны быть сбалансированы, с тем чтобы решения палаты, депутаты которой избираются по избирательным округам с примерно равным числом избирателей и представляют непосредственно население, не блокировались палатой, формируемой без обеспечения равного представительства.

Во-вторых, решение Конституционного Суда РФ от 23.03.2000 по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 3 Закона Оренбургской области "О выборах депутатов Законодательного Собрания Оренбургской области" касается закона, регулирующего организацию и проведение выборов депутатов в однопалатный законодательный орган, согласно которому для распределения 47 мандатов образуется 24 одномандатных, 6 двухмандатных, 1 трехмандатный и 2 четырехмандатных избирательных округов, причем каждый из избирателей голосует соответственно за одного, двух, трех или четырех кандидатов. Оспариваемые же заявителем нормы во взаимосвязи с другими положениями ч. 3 ст. 64 Конституции Республики Адыгея обеспечивают равные условия для реализации гражданами избирательных прав, возможность избирать и быть избранным в Государственный Совет - Хасэ на равных условиях и свободное волеизъявление избирателей. Из этого следует, что государственно - правовая природа организации двухпалатного законодательного (представительного) органа государственной власти, при которой одна палата формируется на основе равного представительства избирателей, а другая - из представителей административно - территориальных единиц без обеспечения равного представительства, не противоречит п. 3 ст. 19 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и прав на участие в референдуме граждан Российской Федерации", ибо иное не соответствовало бы правовой природе организации и деятельности двухпалатного законодательного органа государственной власти.

Конституция РФ в ст. 15 ч. 4 установила, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Рассматривая вопрос о равном избирательном праве и допустимых отклонениях от него с точки зрения требований ст. 3 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав и основных свобод, согласно которой подписавшие ее государства - участники (а к ним теперь относится и Россия) обязуются проводить с разумной периодичностью свободные выборы путем тайного голосования в таких условиях, которые обеспечат свободное волеизъявление народа в выборе законодательной власти. Европейская комиссия по правам человека в своем решении от 8 декабря 1981 года пришла к выводу о том, что избирательная система, гарантирующая жителям малонаселенных районов определенное представительство в парламенте за счет снижения веса голосов в густонаселенных районах, не может на этом основании рассматриваться как противоречащая ст. 3 Протокола N 1, которая не устанавливает требований равного веса голосов, отдаваемых за каждого депутата. Следовательно, законодатель с учетом особенностей административно - территориального устройства, плотности населения может реализовать положения о равных выборах и равном избирательном праве с тем, чтобы в парламенте было обеспечено представительство от территориальных единиц с малочисленным населением.

Кроме того, заявитель в обоснование своих требований не привел достаточных правовых аргументов. Доводы его сводятся лишь к тому, что текстуально оспариваемые нормы не совпадают с положением п. 3 ст. 19 Федерального закона "Об общих гарантиях избирательных прав и прав на участие в референдуме граждан Российской Федерации". При этом не оцениваются во взаимосвязи все положения Конституции Республики Адыгея и Закона "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея", регулирующие избирательную систему в целом при формировании двухпалатного (законодательного) органа государственной власти Республики Адыгея.

Доводы заявителя об отсутствии нормативных определений отнесения той или иной территории к одномандатному или многомандатному округу не могут быть приняты во внимание по следующим основаниям. Выдвигая подобные доводы, заявитель ссылается на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23.03.2000. Конституционный Суд в данном постановлении указал, что при однопалатной системе законодательного органа субъекта РФ необходимо нормативное определение об отнесении той или иной территории к одномандатному или многомандатному округу. в Республике же Адыгея создан и действует двухпалатный законодательный (представительный) орган.

Решением Верховного Суда Республики Адыгея от 28 декабря 2000 года в удовлетворении этих заявленных требований было отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 февраля 2001 года вышеуказанное решение было отменено с вынесением нового решения об удовлетворении требований гражданина Бурхайло Н.М.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 29 марта 2001 года вынесенные по делу решение и определение отменены с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом президиум указал, что при новом рассмотрении дела необходимо проверить, не блокируются ли решения одной палаты другой палатой Парламента Республики Адыгея с учетом того, что Президентом Республики Адыгея внесен проект поправок к ст. ст. 68 - 72 Конституции Республики Адыгея, содержащий новую редакцию статьи о полномочиях Совета Представителей и указание на механизм преодоления Советом Республики решения Совета Представителей об отклонении закона.

23 мая 2001 года Советом Республики принят Конституционный закон Республики Адыгея о поправках в статьи 68 - 73 Конституции Республики Адыгея.

29 мая 2001 года данный закон одобрен Советом Представителей.

6 июня 2001 года Президент Республики Адыгея подписал вышеуказанный закон, и он вступил в силу со дня его официального опубликования в газете "Советская Адыгея" 14 июня 2001 года.

В вышеуказанном законе статья 72 Конституции Республики Адыгея изложена в новой редакции, и в пункте 7 предусматривается, что в случае несогласия Совета Республики с решением Совета Представителей Совет Республики повторно рассматривает соответствующий закон. в этом случае закон считается принятым, если при повторном его рассмотрении за него проголосовало не менее двух третей от общего числа депутатов Совета Республики. Принятый закон в течение пяти дней направляется Президенту Республики Адыгея для подписания и обнародования без повторного рассмотрения Советом Представителей.

В связи с принятием вышеуказанного Конституционного закона Республики Адыгея прокуратура Республики Адыгея отказалась от своих аналогичных требований и просила о прекращении дела производством.

Такой отказ прокурора судом принят, и дело производством прекращено.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о необоснованности требований заявителя и его представителя.

Ввиду изложенного и руководствуясь ст. ст. 191 - 197 ГПК РСФСР, судебная коллегия



решила:



в удовлетворении заявления гражданина Бурхайло Николая Михайловича отказать.

Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в 10-дневный срок.



Председательствующий

Н.Ч.МЕЗУЖОК







Навигация

Региональное законодательство Республика Адыгея Следующий региональный документ,  правовая интернет библиотека Адыгея

Разное

Новости

Рейтинг@Mail.ru